Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

О фиалках

Одним из преимуществ новой работы Рината был огромный кабинет, где на подоконниках в горшках росли фиалки. Более того, даже имелась женщина-референт, заботливо эти фиалки поливавшая и всячески там окучивавшая.
- Вы – хороший человек, - констатировала она примерно на четвертом месяце работы Рината.
- Почему? – как-то глуповато спросил он.
- А фиалки всё время цветут, не переставая. Есть такая примета, что они так цветут только в помещении, где хороший человек.
Вообще-то Ринат ни в какие приметы не верил. И однажды поднял на смех пожарного инспектора, который требовал от него, чтобы огнетушитель висел в юго-западной части офиса, потому что это «зона Красного Дракона».
Но сейчас его зацепило. Ему было важно определиться, хороший он человек или нет. Обычно это людей, конечно, мало волнует. Ну, разве что иногда человек посмотрит куда-то в небо, сделает глуповатое лицо как у улыбающегося Гришковца и скажет сам себе «Да, я хороший человек». И всё. Или посмотрит куда-то вниз, покачает головой своим мыслям, как Гришковец – мол, вот ведь как бывает-то – и скажет сам себе: «А я ведь не очень хороший человек». Так сказать, «эх». И опять же всё.
Человеку бывает важно, хороший он или нет, когда он любит, а его нет. Вот он и пытается понять, почему.
У Рината была именно такая ситуация. Он жил с девушкой, которую любил и боготворил. А она его как-то не очень.
Из чего он сделал такое заключение? А вот, к примеру, такой случай. Она пошла в ночной клуб с подругами. Это, если вдуматься, нормально. Вернулась она под утро, что еще более нормально. И с порога сообщила, что потеряла свою сумку. Ну, не потеряла то есть. Не совсем. Она её забыла в такси. Правда, Ринат сильно сомневался, что сумку можно забыть или потерять, если в сумке были такие милые девичьи безделушки, как "айпэд", "айфон", паспорт, ключи от дома и офиса и две тысячи подотчетных долларов. Трудно такое написать или выговорить, но тяга к точности в словах заставляет нас преодолеть внутренний барьер: сумку она проебала. И опять же оговоримся: это тоже нормально. И Ринат был готов воспринять всё именно так.
Но девушка с порога сказала совершенно не то, что, по разумению Рината, сказала бы в такой нормальной ситуации любящая женщина любимому мужчине. Она сказала: «Ой, ладно, всё, я так устала, я ведь совсем не отдыхаю». И ушла спать. А потом ушла на работу. А когда в полночь её снова не было дома, Ринат позвонил на сотовый одной из её подруг. И узнал, что они там все вместе подвисают в каком-то баре.
Вот это в голове у Рината уже не укладывалось. Он ходил по дому, и пытался понять, что же его не устраивает. Точнее, искал для своего недовольства какое-то внятное идейное обоснование. Потому что в отношениях нельзя же просто сказать другому человеку: то, что ты делаешь, мне не нравится. Что за вкусовщина? Надо обосновать, в чем конкретно он отступает от понятий мира любви.
И в какой-то момент Ринат понял простую хрустальную истину: любящий человек не станет напрягать любимого. Не в том смысле, что будет лежать и помирать, но ничего не скажет – а будет как-то избегать ситуаций, когда в итоге ему придется лежать и помирать.
Поясним это опять же на примере. Любой мужчина мечтает иметь в доме дисковую пилу и работать на ней. Но, как мы все знаем, мало кто это делает. И вовсе не потому, что его женщине может не понравиться звук работающей пилы – «ввввззззззыыыыыынннннь». Женщинам нравится всё сильное, настойчивое и энергичное. Оно их возбуждает. А этот звук именно сильный, настойчивый и энергичный. Ввввззззззыыыыыынннннь.
Но там другая закавыка. Если постоянно работаешь на такой пиле, примерно раз в месяц доска срывается, и зубчатый диск хреначит по пальцам. Если честно, ради таких моментов мужчины и покупают пилы и придумывают разные поводы работать на них. Типа, мол, клево на кухне стены обделать такими досочками, как кирпичиками, а балкон изнутри уделать реечками… На самом же деле мужчине втайне нравится вот этот момент, когда он мечется по дому, зажимая рану носовым платком, и орет, что он отрезал себе пол-пальца, а кровь капает на паркет и стекает по брюкам. Потом обычай предписывает поверх грязного платка зажать рану охапкой туалетной бумаги. Бинтов, конечно, нет. Нужно схватить вафельное полотенце и рвать его на полосы.
Мужчину всё это вставляет, потому что он гордо ощущает себя раненым воином, переносящим ранение как подобает, а именно залихватскими криками. Мужчине так нужно иногда почувствовать себя героическим воином. Врачи травмопунктов жалуются, что все к ним приходят, напихав под повязку ваты или перьев из подушки – чё уж нашли. Это всё на самом деле не нужно и даже вредно, поскольку потом врачу волоконца приходится вычищать из раны. Но – в киноэпопее «Освобождение» и других фильмах про войну показывают, как у наших раненых под бинтом куча окровавленной ваты. И в итоге все так делают.
Однако любой мужик понимает, что размазывать кровищу по линолиуму и диванам прикольно, когда ты живешь один. А если в доме есть любимая, она же будет переживать. Она же не поймет, что вся эта кровь, вопли и разрывание вафельных полотенец – на самом деле клево, и она должна восхититься, какой у неё мужественный мужчина, и возбудиться. Ей будет плохо.
Поэтому мужчины наступают на горло мечте и не имеют дома дисковой пилы. Они даже молотка в руки не возьмут, хотя хочется страшно. Чтобы не вводить себя в соблазн.
А любимая Рината сознательно создавала риск ситуаций, в которых ему пришлось бы переживать за неё. То есть получается – она его не любила.
Всё было просто. Если он плохой человек, то не любит она его правильно. А если он хороший – она не любит его неправильно, а потому дура и сволочь.
Он стоял бесконечными вечерами в своем кабинете, погасив свет, за окном красиво танцевали снежинки. Он смотрел на цветки фиалок, и цветки ему говорили: она дура и сволочь.
Дуру и сволочь он любить не мог по определению, и потому наступил день, когда они расстались.
А через какое-то время фиалки перестали цвести. Никакие старания-поливания-окучивания не помогали. Вызвали дипломированного специалиста по фиалкам. Он долго рассуждал про удобрения и какие-то таблетки, которые продают только в одном магазине, и притом в Челябинске.
Ринат всё тщательно записал. А потом сказал с иронией:
- А мне говорили, что фиалки цветут непрерывно, когда стоят рядом с хорошим человеком.
Специалист посмотрел в глаза Ринату и коротко ответил:
- Да, это так.
Нестыковочка, ответил Ринат, раньше рядом со мной эти фиалки цвели, а теперь нет. И зачем-то, чтобы хоть как-то объяснить свой трепетный интерес к цветению фиалок, рассказал всю эту историю.
Тогда за таблетками можно не ездить, сказал специалист. Пока вы её любили, вы были хорошим человеком. Когда вы её разлюбили за её нелюбовь, вы таковым быть перестали.
И ушел. А Ринат остался биться над еще одним логическим ребусом: раз он всё-таки в итоге стал плохим, значит, его любимая в своей нелюбви была наперед, фьючерсно права? И дурой и сволочью не была? И разлюбил он её неправильно?

(опубликовано с сокращениями в еженедельнике "Наша газета" 7 ноября 2013 года)

В одной сети - про другую

Я себе представляю, как лет 20 назад я бы посмотрел на одну институтскую знакомую и молвил:
- Юля, ты никогда не думала, что с тобой будет лет через двадцать?
- Ну... не знаю! - сказала бы она.
- Я думаю, - ответил бы я -, Лет через двадцать про тебя напишут что-то такое: "Юлия хххххх (хххххххх)  хочет "Таблетки, Совок, Ребра, Изумрудное яйцо, Телефонный розыгрыш".
- А зачем мне это всё? - спросила бы удивленно Юля.
И я продолжу цитировать, читая книгу судеб в астрале:
- "Это поможет eй собрать коллекцию, а она пришлет что-нибудь в ответ. ​в приложении ​Больничка"

нам было двадцать, и мы были страшно серьезными. мы даже представить не могли, что когда-то будем валять дурака.


Высокое искусство демагогии

В идущей войне за здравоохранение Екатеринбурга со стороны "областников" прозвучали несколько интересных аргументов. Как говориться, "учитесь излагать, Киса".

1. "Екатеринбуржцы недовольны уровнем здравоохранения"
Давно замеченная особенность восприятия: подсознание слушателей невольно делает вывод - остальные свердловчане уровнем здравоохранения довольны. "Мы вам этого не говорили, это вы сами подумали".

Но допустим, что екатеринбуржцы действительно недовольны в большей степени - это вполне вероятно. Но, прежде чем ужасаться, вспомним: отсутствие недовольства - очень часто признак как раз отвратительного положения вещей. Люди просто отчаялись. Они уже не ждут ничего. Запросы и недовольства у человека появляются именно тогда, когда он живет хорошо - и считает, что мог бы жить еще лучше.

Проще говоря, всё относительно. Если в районную больницу ЕКБ привезти человека из Гарей, он будет в шоке от "роскоши". Но екатеринбуржец приходит в эту больницу из своего офиса, или из торгового центра - и шок его противоположного рода. Социальная сфера территории должна соответствовать уровню её общего развития. То есть на неё должен тратиться некий процент валового продукта этой территории. У нас это, к сожалению, ни черта не соблюдается - из успешных территорий и регионов деньги выкачиваются в горемычные.

И тут же третий вопрос: сейчас люди недовольны - но где доводы, что при новом режиме они станут довольны?

2. "В Екатеринбурге аж 600 частных медицинских учреждений"
вот, мол, до чего людей довели, они вынуждены к частникам идти. Опять же неявно подразумевается: в области такого нет. И в это верится уже легче - в области у людей нет денег на частную медицину, там даже при наличном спросе труднее создать свой бизнес.
Но что, губернатор всерьез верит, что возможно создать настолько хорошую общественную медицину, что частной не будет??? Частники будут не нужны лишь тогда, когда запросы самого взыскательного клиента смогут быть удовлетворены в общественных больницах. Но значит, такие условия должны быть созданы ДЛЯ ВСЕХ. Задача просто-таки нереальная. Но иначе-то как? По какому принципу сортировать: ты получишь отличное обслуживание, а ты нет? Запись, очереди? Или опять деньги? То есть мыслится развитие коммерческой медицины в недрах общественной? Ой, не надо. Потому что тогда у руководства больниц и медицины в целом будет явный мотив оказывать услуги по страховке как можно хуже, чтобы как можно больше покупали за кэш.

3. "Екатеринбург по населению - треть области, но потребляет половину страховых денег"
Ужасно, транжиры!
Но погодите, ведь страхфонды оплачивают больницам работы по фиксированным тарифам? Если подразумевается, что в ЕКБ медики изощренно обманывают фонды - ну, проверьте их, и всех делов. Полномочий и проверяющих - навалом. Но какие-то слишком уж грандиозные "приписки".
Напрашивается другое объяснение: люди в области вряд ли здоровее в 1,66 раза екатеринбуржцев - а вот медуслуги им недоступней, поэтому они болеют так, без медуслуг, не расходуя страховку. Вы сгоняйте из поселка в райцентр в больницу с гриппом или гипертонией! Возможет и промежуточный вариант - обращение к врачу есть, но объем услуг меньше, потому что нечего оказывать, диагностического и лечебного оборудования нет, как и лекарств. И как будто в министерстве этого не понимают...

Но теперь, господа, ясно, что нас ждет в случае "аннексии": уровень потребления страховок в ЕКБ будет административно снижен до общеобластного. Врачей, которые слишком много выписывают всего пациенту, будут пыжить на планерках. Вспоминается история с замечательной программой бесплатных родов в 1999 году: платные услуги были в принципе запрещены, добиться, чтобы тебе выписали нормальное лекарство, было невозможно. Всё лечили анальгином и зеленкой. 

Орден госпитальеров

Маневр "заболеть в ответственный момент" становится типовым у областных министров. Сначала это в разгар катастрофы исполнил министр здравоохранения Белявский. Сейчас уже вроде бы выздоровел, но с журналистами так и не общается.
Зато заболел его коллега по образованию Биктуганов - ровно в тот момент, когда ему бы пришлось сказать нечто более предметное, нежели "мы не виноваты, мы так и знали"

ПРИНЦИП ВАЖНЕЕ


Опять всё о том же: длившееся три года уголовное дело в отношении владельцев сети парфюмерных магазинов «Арбат-престиж» Владимира Некрасова и Сергея Шнайдера прекращено за отсутствием состава преступления, претензии в неуплате налогов им оказались необоснованными. Всё это время бизнесмены провели в камере – у нас не все убийцы отбывают столь длительный срок.

Вряд ли стоит добавлять, что масштабный бизнес оказался развален. Сотни и тысячи сотрудников «АП» потеряли работу. Покупатели лишились неплохих магазинов. Допустим, что государство у нас мало интересуется судьбами граждан. Но интерес самого государства тоже затронут – оно лишилось тех налогов, которые «АП» заплатил бы и мог бы заплатить.

Проблема в том, что многие «винтики» госаппарата у нас по своему умственному уровню ушли недалеко от свиньи, подрывавшей корни дуба, желудями с которого питалась. Они не понимают и не хотят понять, откуда берутся деньги, за которые они ежемесячно расписываются в кассе.

Впрочем, тут они ничем не отличаются от большинства своих сограждан. Работу (желательно – высокооплачиваемую) хотят получить почти все. Уж точно все хотят, чтобы у нас были хорошие дороги, больницы, школы. Но практически каждый горит желанием ударить или хотя бы оскорбить тех, кто создает рабочие места и платит налоги, на которые и строят-содержат дороги, больницы и проч.

Потому что привычный термин «на народные деньги» излишне расплывчат. Налоги пропорциональны сумме дохода, а доходы у нас весьма различны. Вот и получается, что примерно 10% процентов населения выплачивает 90% всех налогов. Причем, что характерно, эти 10% за свои больницы и школы для своих детей обычно платят напрямую из своего кармана.

Разумеется, в их доходах изрядная доля – труд тех, кто на них работает, т. е. остальных 90%. Но ведь и в доходах этих 90% огромно участие 10%: чтобы токарь или каменщик получили деньги за свою работу, эту работу нужно организовать и продать. Вот и получается, что по справедливости общество должно на руках носить эти самые «10%».

Но… кому интересны эти занудные рассуждения, правда? Любые доводы пересиливает обыкновенная зависть. И стремление оправдать свою неуспешность, свою лень: «Разбогатеть может лишь мерзавец, мне дороже честное имя!» И, конечно же, подспудное чувство стыда: средний россиянин понимает, что ходит в больницу и отводит ребенка в школу, которые построены не на его деньги. Кланяться в пояс не хочется, приятней изобразить дело так, что хорошие люди экспроприировали эти деньги у нехорошего.

Так что классовая борьба продолжается. Обычный гражданин просто поцарапает гвоздиком дорогую иномарку соседа. Россиянин, облеченный хоть какой-то властью, не упустит случая над преуспевающим человеком поизмываться. А уж если у тебя есть возможность посадить богача за решетку – грешно её упускать.

Сами себе этим гадим, но ведь принцип важнее, не так ли?

НЕСПРАВЕДЛИВОЕ ЛЕЧЕНИЕ

В России успешно хоронится страховая система медицины. Более-менее полноценное внедрение её потребовало фантастических отчислений – около трети фонда оплаты труда  работников. Вот и сбылась расхожая в своё время угроза: «Всю жизнь на таблетки работать будешь». Вы верите, что обеспечение вашего здоровья требует трети ваших доходов? Я лично – нет. Есть два объяснения этой несуразицы.

Первое – как и большинство государственных и монопольных структур, наше здравоохранение чудовищно расточительно, прожирая огромные деньги. И явные признаки нищеты этого не опровергают; ведь расточительность – это не обязательно золотая лепнина и «лексусы» в роли служебных машин.

Но есть и другая сторона вопроса: треть – это смотря от какой зарплаты. Болеют люди примерно с одинаковой интенсивностью и уж точно не в зависимости от размера своих доходов. Высокооплачиваемый работник страховыми взносами оплачивает свою потребность во врачах на десять раз. А вот взносы работника низкооплачиваемого его потребности в медобслуживании не покрывают. Российский народ совокупно зарабатывает недостаточно, чтобы позволить себе даже такую медицину, какая у нас есть.

Если расходы на неё делить примерно по справедливости, т. е. поровну (коль скоро гриппом болеют все примерно одинаково и стенокардией тоже), страховой медицинский полис должен стоить одинаково – как для всех независимо от размера доходов одинаково стоит, скажем, автомобильная страховка. Но тогда у нас огромная часть населения медицинской страховки себе позволить не сможет, на что в свою очередь не может пойти власть. Так что никакой страховой медицины у нас нет, коль скоро низкооплачиваемый работник ходит в больницу за чужие деньги, а высокооплачиваемого оставляют без штанов, заставляя его заплатить и за других.

Как любая другая соцподдержка, это поощряет леность. Люди работают, чтобы заработать деньги. Но они делают это, только когда деньги нужны, чтобы приобрести нечто для себя важное. Коль скоро достаточно работать хоть как-то, чтобы пользоваться системой здравоохранения в полном объеме, работать много и хорошо стимул уже слабей.

Получается замкнутый круг: ставки соцстраха удушающи, потому что ВВП мал, но с чего бы ему расти, если у людей недостаточно стимулов зарабатывать больше и больше.

Причем ситуация имеет шансы усугубиться: чтобы снизить накал возмущения нынешней обдираловкой, для низкооплачиваемых граждан процент хотят уменьшить, переложив нагрузку на высокооплачиваемых. Как довод, один из госдумцев заявил – мол, эти люди охотно переезжают в Европу, а ведь там налоговое бремя еще выше. При этом, правда, игнорируется то, что там за более высокие налоги человек получает и более высокое качество социальной сферы (того же здравоохранения), и большее уважение.

Такими темпами действительно скоро все преуспевающие туда поуезжают. На чьи деньги тогда будут лечить нищих и болезных - непонятно

НАЧНИ С СЕБЯ

Дискуссии вокруг милиции, которой через месяц предстоит стать полицией, опять обострились. И в дискуссиях этих сами правоохранители часто огрызаются: «Да чем мы хуже других?!»

Вдумавшись и взвесив, понимаешь, что это далеко не пустая отговорка. Да, милиционеры  такие и сякие. Они медленные и ленивые. Они безразличные к посетителю. Хуже того, они хамят. Всё так и есть. Но ведь в других-то местах у нас всё ровно так же.

Приходишь в магазин, нужно там фарш завесить или сандальки ребенку посмотреть. Где продавцы? Они все слились в экстазе (молодцы, сплоченный коллектив) где-то в полусотне метров от вас. Обсуждают что-то насущное, типа композиционного построения «Маргоши». Расцепить их ястребиную свадьбу и заручиться вниманием одного очень непросто. Тебя, как минимум, испепелят взглядом, а могут и сказать чего. И продавец пойдет к фаршу или сандалькам, медленно и тяжело ступая…

Почему мы не возмущены всем этим? Или тем, что из-под подоконника нового дома дует? А вызванное такси опоздало на час? Это ведь тоже всё сплошь и рядом. У нас невероятно низкое качество жизни, потому что даже за живые деньги можно получить очень мало. Говорят, что у нас даже проститутки опаздывают на вызов и хамят. И это при том, что каждый из вышеупомянутых работничков, по идее, материально заинтересован удовлетворить клиента – тогда как милиционеры нет. Кто знает, если бы милиционеру за выезд платили бы, как проститутке, он бы приезжал по вызову за пять минут и был бы несказанно обходителен.

Получается, общество, как это часто бывает, делит мир на своих и чужих. То, за что оно поносит на чем свет стоит «чужих», оно спокойно прощает своим – эдакий заговор взаимного прощения.

Могут возразить, что с милиции спрос выше, потому что обращаются к ней, в отличие от продавцов и таксистов, по вопросам жизни и смерти. Однако опять неувязка - у нас есть аналогичная профессия: врачи.

Уровень медицины, в том числе служебного усердия  медиков ни для кого секретом не является. У каждого за душой найдется ворох страшилок: сильнейшие антибиотики, безразлично прописанные двухлетнему ребенку без противоаллегренного; ошибочно поставленные медсестрой капельницы с финалом в реанимации; врачи кардиологии, которые теряются в нужный момент или пребывают в странном состоянии 8 марта.

Однако общественное мнение героически обеляет людей в белых халатов – они же «свои». Невзирая ни на что, их считают ангелами во плоти, подыскивают для этого мыслимые и немыслимые аргументы…

Понятно, что безразличие и распущенность одних не может быть оправданием в этом плане для других. Но и сбрасывать это со счетов не стоит. Милиция/полиция – часть общества. Вылечить можно лишь весь организм целиком – вместе с продавщицами, врачами и таксистами.