Лев Кощеев (topaz00) wrote,
Лев Кощеев
topaz00

ЗАМЕНИМОСТЬ

Несколько десятилетий назад наши предки пережили «шок анонимности». До этого десятки поколений жили с ощущением: в любой момент тебя может видеть кто-то, кто тебя знает, и может рассказать о твоем поведении твоим знакомым и близким. Никаких тайн, тут не забалуешь. А в больших городах, куда переезжали массово деревенские, получалась совсем другая история: вот кругом стоят люди, но можно спокойно деревце сломать и девицу за попу ущипнуть, а потом убежать. И ничего тебе не будет. Потому что все эти люди не знают, кто ты, и где тебя искать. Быстро выяснилось, что пресловутая крепкая деревенская мораль и богобоязненность держалась только на неотвратимости земного наказания.

Сегодня мы делаем следующий шаг в том же направлении, испытывая «шок заменимости». Жизненное пространство каждого еще сильнее расширилось. И мы ощутили, что в нашей жизни больше некем дорожить. Ведь дорожить можно лишь тем, кому и чему трудно найти замену. А её стало найти очень легко, когда доступен столь широкий выбор.

«Не нравится – ну, и вали отсюда, ха-ха!» - это настоящий лозунг последних десятилетий.

Равнодушными глазами на вас смотрят продавщица в супермаркете и изготовитель корпусной мебели. «Что вы делаете, вы же теряете клиента» - лепечете вы. Да иди ты, динозавр, застывший в прошлой эпохе. Тогда клиентом дорожили. Сейчас слишком хорошо понимают, что на место одного ушедшего тут же встанут десятки других. Даже если ты держал в банке шесть миллионов рублей. У тебя ведь какой номер на квиточке? J-523? За тобой на стуле уже нетерпеливо сопят I-415 и S-202, у которых по семь миллионов. Скатертью дорожка. Отряд не заметит потери бойца.

Тем же взглядом смотрит на разбушевавшегося начальника работник. Вакансий-то вокруг полно. Даже если ничего не найдется здесь, то никуда не делся Казанский вокзал города Москва, где стоят люди: «Здравствуйте, читать-писать умеете? Отлично, мы вас записываем директором по маркетингу в нашу общефедеральную компанию».

Обезьяны смело отпускаются от веток и летят в пустоту: «откуда-то взялась уверенность, что там, в бесконечной вселенной, обязательно есть другие ветки». Альтернатива вызвавшему минутное раздражение партнеру – не кошмар нескольких месяцев ожидания новых знакомств, а достаточно выйти на улицу, закурить, и рядом притормозит «Мазератти». Даже курить не надо, достаточно типа грустного статуса в соцсети, и посыпятся «лайки» из Турции – а там еще немного, и Стамбул.

Оказывается, и гуманизм, и любовь, и доброжелательное отношение к соседям и клиентам, и ответственность в работе – всё это был всего-лишь завернутый в возвышенную упаковку высоких идеалов ответ на суровую прозу жизни: вот есть вокруг тебя какие-то люди, какой-то муж, какие-то работодатели, клиенты и соседи, и «других писателей у нас для вас, товарищ Иванов, нэт», и тебе надо как-то уживаться с этими людьми. Вплоть, до того что лебезить и задабривать.

Раз другие писатели и ветки есть – всё это летит к черту. Наплывает безразличие к тому, что о тебе думают люди, наступает хамство и наплевательство. Они все песчинки, коих мириады. Человек третьего тысячелетия – homo выбрасывающий: чуть залоснившуюся рубашку, чуть надоевших друзей, чуть напрягающую работу.

Но следом наваливается осознание ничтожества собственной жизни. Не может быть ценным то, что можно влегкую поменять за неделю, высыпав из неё одни песчинки и насыпав других, ничем не хуже.

Tags: "Стольник Mister", тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment