Лев Кощеев (topaz00) wrote,
Лев Кощеев
topaz00

ВАМ БАН

Мы только сейчас начинаем понимать, что наша свобода издавна держалась на нашей же несвободе.
Человек – животное стайное, зависимость от чужих мнений зашита в него генетически. Даже когда человек один в диком лесу, его терзает своими попреками и похвалами орда воображаемых родственников, друзей и знакомых, сидящих у него в голове.
В сравнении с этим тирания, которой принято стращать – ерунда. Сатрапов немного, они работают за скудную зарплату, с перекурами, больничными и отпусками. И вас всегда поддержит когорта знакомых. А от знакомых вас не защитит никто. Им до всего есть дело. Они неутомимы, ибо шуршат за интерес. Они давно проникли к вам в мозг, стали частью вас.
Поэтому ради обеспечения столь необходимой свободы мнений, творчества общество могло лишь создавать всё новые ограничения свободы «коментов», мнений по поводу чужих мнений. Например, вежливость – это запрет на негативные оценки. Кроме того, творец был поднят на сияющий моральный пьедестал. Рядовой читатель, коему не нравился стих Пушкина или памфлет Джефферсона, тихо закрывал книгу. Ему и в голову не приходило написать автору письмо с оскорблениями. Даже если три провинциальных ценителя словесности в разговоре сходились на том, что «Онегин» - фуфло, они замолкали, подозревая, что остальная-то Россия думает по-другому.
Всё рухнуло. Свободы больше нет, потому что есть Интернет. Телекоммуникации позволили людям толпы увидеть и осознать, насколько же их много. Споры подменены нескончаемым голосованием, проставлением «лайков». Причем мотивация насквозь фальшива. Никто не скажет «мнение журналиста А. мне неудобно, а вот ход мыслей колумниста Б. мне льстит». Нет-нет, что вы, ничего такого, просто Б. такой эрудированный, красноречивый и остроумный, а вот А. – морально нечистоплотный зануда и графоман.
Это замкнутый круг. Стоит обозначиться агрессивному меньшинству, оно стремительно начинает зачищать инакомыслие, вот оно уже большинство, зачистка происходит еще быстрее: и вот уже «всё же понятно, двух мнений быть не может». Даже сетевые оскорбления – пройденный этап. Сегодня меньшинство просто не замечают: возражения и неудобные вопросы решено считать «тупым троллингом», который разумнее игнорировать. Остальное доделывает на автомате техника: в «Фэйсбуке» во френдленте не показываются посты, набравшие мало лайков. Потому что ну, кому интересно то, что не нравится другим? Если ты отщепенец, тебя нет вообще. Страх изгнания из стаи ломает психику. Всем нравится «Джанго» и оранжевые абажуры. Те, кого хорошо обслужили в «Сбере», молчат в тряпочку.
Кто-то назвал мир эпохи Интернета «глобальной деревней», не подозревая, насколько глубоко это сравнение. Деревня и есть – с тотальным единомыслием и нетерпимостью. Деревенские были хотя бы ограниченны в своих интересах и скромны в самооценке. Современный же обыватель, развращенный веком заискивания («позвоните к нам в эфир, ваше мнение очень важно для нас!») интересуется всем, а также убежден в своей гениальности и сверхобразованности – так что с апломбом берется судить обо всем, от балета до  градостроительства.
Умиляиться «Ми-ми-ми, гражданское общество» как-то странно. Мы все знаем, что истина не устанавливается голосованием, что в истории толпа чаще всего оказывалась не права. Единомыслие – опасная вещь, как стояние на одной ноге. Спору нет, обыватель за свои деньги вправе купить прессу, которая будет петь с утра до ночи, что он самый умный и благородный, во всем прав, а во всех его бедах виноват то ли Путин, то ли «копроэкономика». Еще он вправе за свои деньги питаться одними гамбургерами чипсами.
Родственные вещи: на вкус приятно, но убивает.
Tags: "Стольник Mister", тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments