August 20th, 2011

ПАТРИОТЫ БЕЗ РОДИНЫ

Недавний товарищеский матч Россия—Сербия, вполне вероятно, войдет в анналы мировой футбольной истории. Ибо где это видано, чтобы пришедшие на матч граждане массово болели не за свою сборную, а за ее противников!

Хотя в общем и целом все более чем логично. Спорт, особенно его игровые виды, — худо-бедно загнанная в рамки современной цивилизованности имитация древних занятий человека – охоты и войны. А потому наслаждаться им в полную силу могут лишь те, кто сам мыслит по «древним» шаблонам: считает, что конфликты можно и нужно решать силой (к чему и сводится весь спорт, кроме шахмат-шашек и художественной гимнастики), безоговорочно делит мир на своих и чужих, причем чужих готов стереть в порошок. Кому другому не под силу со всем жаром души желать победы парням в красных футболках только потому, что они в красных футболках и «за них еще батя болел». Это спорт. Бывает, что соревнуются ученые разных стран или танцевальные коллективы. Но даже десяток брутальных аспирантов и танцоров не выдадут в адрес противника такого отборного мата, как грациозные синхронистки.

Посему в любом уголке мира костяк любого спортивного фан-клуба — это, с политической точки зрения, махровые консерваторы и шовинисты (что отчасти одно и то же), сторонники авторитарных режимов и политиков. В большинстве стран, однако, эта публика смирилась с тем, что родная страна давно идет по другому пути. Они находятся в этакой духовной оппозиции — сидят по барам, вздыхают по добрым старым временам, ворчат на времена умные, проклинают умников, но при этом все остаются патриотами своей страны, даже в том виде, в каком она есть.

А у наших — кризис разочарования. Пережив 20 лет назад шок от падения империи, они воодушевились, поверив, что Россия останется во многом прежней. В самом деле, в самой стране по-прежнему ничего не меняется, в силе нравы допетровских времен, президенты — один бухал водку, другой занимался дзюдо (и то и другое — правильные, мужские занятия!), на внешней арене мы дерзим «пиндосам» и душим ненавистную Европу ценами на газ. И горой стоим за братьев-славян — белорусов и сербов. А сербы мужики вообще правильные: все поголовно ходят в маскхалатах и десятками тысяч «мочат чурок».

Но тут настала пора разочарований. Президентом стал профессорский сын, который любит гаджеты, читает книги и призывает к модернизации. Какой он русский после этого? В плане зарубежа какое-то расшаркивание с Обамой, разговоры о безвизовом режиме с Европой и… ругань с Лукашенко. Россия, конечно, не опустилась до осуждения Каддафи и Асада, однако против трибунала над Милошевичем и Младичем не сделала ничего.

Получается, наши консерваторы при всем желании не могут быть патриотами, поскольку собственной страной они остро недовольны. Она уже не их. Им остается либо привыкнуть к этому, либо мигрировать в Сербию или Сирию.

Двадцать лет

Многие разочаровались – дорога к благоденствию оказалась значительно дольше и труднее, чем представлялось в конце 1980-х. Тогда же думали, что раз – демократия! Два – свобода! Три – рынок и конкуренция! И всё, счастье. Причем счастье в духе Стругацких, которыми тогда зачитывались все думающие люди: «счастье для всех!»

Но, увы, советская власть умудрилась нанести удар даже из могилы. Она скрывала и заменяла враньем очень многое, но, как оказалось, главное – это каков на самом деле наш чудесный советский народ. Народ, развращенный донельзя многодесятилетним бездельем и бескормицей, загнанный в цинизм избытком красивых слов и возведенной в традицию гражданским ханжеством, когда все всё понимают, но говорят друг другу абсолютно другое. Советские бюрократы оттягивали на себя слишком много внимания, чтобы кто-то успел подумать – а вдруг враг совсем в другой стороне?!

Вот они, обычные уличные фотографии конца восьмидесятых. Все в дурацких каких-то клетчатых штанах-«бананах», у мальчиков барашки на головах под Николая Гнатюка, у девочек плотные колени над гетрами, высота лба искусно занижена визуально начесом.

Блин, да как мы могли не замечать?! Как мы могли верить, что кто-то пойдет конкурировать, заниматься честным бизнесом, голосовать за достойнейших… Кто, вот эти? Вы смеетесь?

У этих людей на лбу написано то, чем они и занялись в последующие годы. Воровать то, у кого до чего дотянутся руки. Верить тому, кто меньше всего внушает доверия. Самим обманывать кого-то. И, естественно, ждать счастья откуда-то. И ругать кого-то за бедлам, сгущающийся вокруг.

Поначалу казалось: вот что-то налаживается, еще немного, и… Но двадцать лет прошло. С удивлением обнаруживаешь, что рынка и конкуренции становится даже меньше, и десяток лет назад бизнесмены были цивилизованней и интеллектуальней. Десяток лет назад вызывало горечь то, что праволиберальные партии не пользуются популярностью в народе. Сейчас в ответ на фразу «Я из праволиберальной партии…» уже сам кидаешь пепельницу. Хотя народу теперь нравится фраза Монтескье «Сила – в правде».

Поначалу казалось: плохо потому что кризис, а вот он кончится… Кончился. Жизнь наладилась. Простые рабочие покупают домашние кинотеатры и ведут детей в аквапарк. Но всё равно ерунда какая-то получилась. И меняться уже ничего не будет, ведь жизнь наладилась, большинство довольно. Так в 1937-м, наверное, многие удивлялись: какого черта мы царя свергали, если у нас опять царь?

Те же проклятые старухи за прилавками продуктовых и в окошках сберкасс, та же шпана в подворотнях, то же хамство везде, та же Пугачева по-базарному надрывается в динамиках. И чем больше тебе лет, тем меньше надеж дожить до каких-то перемен. И даже иллюзии, что были какие-то у страны упущенные возможности, тоже нет.

Что хорошего в жизни-то появилось? Сгущенка в свободной продаже. Ради этого стоило жить и бороться, да.