Лев Кощеев (topaz00) wrote,
Лев Кощеев
topaz00

Categories:

СОЛОВЕЙ И ИМИДЖ

На днях мне позвонили питерские друзья, которым, когда они собирались в наши края, я много и вдохновенно рассказывал про свой город.

- Ты говорил нам, что Екатеринбург – город высокой культуры и тонкой цивилизации, - сказали они в телефоне каким-то странным тоном, - Что у вас замечательная филармония, консерватория, и в ваших лопухах взрос и окреп музыкальный гений Штоколова, Шахрина, Бутусова, братьев Самойловых.

- Да.., - ответил я, пытаясь понять, что случилось. Что что-то случилось, я уже не сомневался.

- «Космос» - это ведь ваш лучший концертный зал? – тем же холодным тоном спросили друзья. Я согласился.

- А кто такой Александр Новиков? – уточнили они, - Это тот, который «а ес-сли я усну, шаманать меня не над-да»?

Когда я кивнул согласно в третий раз, голоса моих собеседников загремели:

- Какая, к лешему, у вас культурная столица, если в лучшем зале города выступает этот!!!

Сначала я пытался доказывать, что блатное «фа-фа-фа» и рифмы типа «окурочка-дурочка», это тоже некий пласт культуры, имеющий достаточно много приверженцев. И было бы ошибкой их всех скопом писать в уголовники. Искусство переводит жизненные явления в отвлеченно-игровую форму. Например, с удовольствием смотреть, как на сцене три дяди и две тети полтора часа тискают подростка в роли Голубого Щенка – это вовсе не значит быть педофилом. Точно так же тот, кто блаженно подпевает «заходились от погони мусора…», вовсе не обязательно горит желанием подрезать чей-нибудь лопатничек или нагреть фраера ушастого каким другим способом. Ну, или горит, но никогда не решится на это – кишка тонка, весь пар уходит в гудок.

Однако мои друзья стояли на том, что любой образ стремится к реализации. Что сцена или экран для аудитории некий образец для подражания. То есть нужно быть, конечно, вноль обдолбанным извращенцем, чтобы в «Голубом щенке» узреть педофилию, а вот когда человек слышит музыкальную апологию воровства и беззакония не из подворотни, а со сцены лучшего зала, принадлежащего городским властям – он подсознательно усваивает, что общество и муниципалитет одобряют нарушение уголовного кодекса. «Зачем вам этот соловей шконки?! Потянуло на гнильцу – позвали бы Стаса Михайлова…»

«Но нельзя же запретить» - развел руками я, - «Мы живем в свободной стране». Запретить вообще и не пустить в отдельно взятый зал – две большие разницы, услышал я в ответ. А затем друзья сухо оповестили меня, что собираются поскорей от нас уехать – раз у нас много приверженцев творчества уголовных бардов, находиться здесь попросту небезопасно.

Одна ложка дегтя может испортить цистерну меда. Мы тут «Иннопром» собираемся проводить, писатель Алексей Иванов предложения делает, как развивать имидж «Хребта России» - но один околоуголовный концерт способен утопить этот имидж, поскольку мы и так кое-как отстирали этот имидж от грязи «уралмашевской мафии» и «лагерного края». Может, и вправду мэрии стоит власть употребить?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments